тот, кто приходит к тебе играть (fish_n_lilies) wrote,
тот, кто приходит к тебе играть
fish_n_lilies

Categories:
Ровно год и один день назад я сделал первую запись в своем дневнике. Касалась она помощи моему психиатру в определении отличия мужчины от женщины. Я пытался облегчить читателям задачу и попросил их ответить на более легкий вопрос: чем отличается блондин от блондинки?
Ответа я так и не получил, впрочем.
Ровно два дня (или три) назад я снова запостил на gayrus подобный вопрос – но он уже касался более частного определения: чем отличается мужчина от женщины в постели?
И вновь ответа я не дождался.
Судя по всему, на эти заковыристые вопросы когда-либо смогу ответить только я. Для себя я их уже решил; решил давно и определенно. А вот перевести их в вербальные формы - рука бойца дрожать устала.
Возможно, в ближайшем времени…

Год назад я начал свой публичный камин аут с визита к местному провинциальному психиатру, заранее, причем, предупредив его о том, что речь пойдет о постановке диагноза «транссексуализм». Я был еще в каких-то полуженских тряпках, и говорил о себе публично только в ж.р. – я еще не доказал себе, что имею на это право.
Еще не доказал тогда. Кулема.
Псих долго – полтора часа! Пытался пробить мою защиту, унижая меня по-всякому. То есть, начиная от первого вопроса – «зачем вам менять пол, с такой фигурой это уже бессмысленно» до финального – «и я, как официальный эксперт, не допустил бы вас свидетельствовать в суде – вы невменяемы» и полного отказа в диагнозе, зато радостного пришития мне десяти других – ей-богу, с высунутым языком писал, скрипел перышком!
Пробил же он меня именно этим отказом – в его лице я видел всю официальную психиатрию, дружно издевающуюся над пациентом, высунув язык от усердия.. Я долго болел после этого, к счастью, не психами. Банальнее – обычной простудой)))
Господи… говорил я. Все, чего я хочу, это прижать к груди любимого человека – к груди, а не к… И идите вы все.
Я знал, что транссексуализм, хоть и не является психиатрической болезнью, тем не менее, требует психиатрического освидетельствования перед началом медицинского лечения, но то, чего я не знал, а он, как врач, обязан был знать, что правом постановки этого диагноза в нашей стране обладают от силы два человека. Еще я не знал о том, что курс психологии едва удостаивает такую сложную и далеко не так редко, как думается, встречающуюся аномалию, легким упоминанием – буквально в одном абзаце..
С точки зрения психолога, социолога, психиатра – нас не существует. Психиатр же должен диагностировать не транссексуализм – ибо это не психиатрический диагноз! – а отсутствие шизофрении, «голосов» и расщепления личности (вот уж чем никогда не страдал!).

Впрочем, оставим какашку лежать там, где она лежала. А я – я что, я пишу годовой отчет.
Я начал этот год влюбленным… влюбленным в человека, который позволил мне поверить в то, что и он так же способен положить в мои ладони свою жизнь, как и я свою - в его.. С такой легкостью. Все, что я делал, было пронизано одним словом – Никита.. Мне до сих пор тяжело об этом писать. Да и нужно ли.
Так и запишем – в этот год у меня была большая любовь. И предательство. Предательство размеров не имеет. Нельзя человека немножко предать. Но можно человека немножко подставить. Так, самую малость.. Ведь я же верил, что я смогу и сам. Что я достаточно сильный. Что реал ждет меня с распростертыми объятиями, что люди примут меня – примут человека, забившего на забрала, содравшего с себя панцирь, открывшего свое лицо..
Но тот, кто слишком долго живет в броне, теряет и свою кожу.
Мне нужно было, пожалуй, полгода на реабилитацию; на полгода не хватило ресурсов. За два месяца я спустил все деньги, не нашел работу в городе, где только ленивый и дебил не устроится и как на помочах влетел обратно в свою старую ситуацию. Я живу в пузыре времени. В изоляции от любого общества, кроме виртуального – меня просто-напросто нет. Нет нигде. Даже в собесе, куда я обязан являться еженедельно, иначе не выплатят мне пособия, я общаюсь с роботом – каждый раз задаваясь вопросом, куда же делись сокращенные благодаря механизму работники при такой бешеной безработице, как у нас..
Еще один вопрос без ответа.
Находясь в столице, я вписался в проект по изменению пола - в единственной в Израиле клинике, имеющей разрешение на такого рода операции. Отходил пять врачей, остался последний – шестого февраля меня примет уролог. И я пойду. Хотя знаю, что смысла уже никакого нет – в нашей стране, одной из немногих в мире (Иран и Израиль – хороша компашка!), смену пола признают официально и документально только в том случае, если сделаны все операции, в том числе и генитальная хирургия, против которой я теоретически ничего не имею, но практически то, что они делают с пациентом сейчас, на данном уровне развития медицины, для меня абсолютно неприемлемо.
Впрочем, меня никто и не спросит. Хирург уже сказал свое «нет». Не с моим здоровьем.
Через два года «наблюдения» мое дело должна будет решить комиссия. Комиссия дает разрешение только на проведение всех операций сразу – или ни одной из них. Так что мастэктомии (удаления груди) мне тоже от них не видать. И все же я пойду к очередному врачу, взгромоздюсь на очередное кресло, выслушаю очередную лажу – потому что раз соскочив, второй раз вписаться в этот проект уже будет несоизмеримо труднее, а кто знает, может быть, я и решу когда-нибудь, что буква в паспорте мне дороже здоровья, дороже молодости (полостная операция ставит крест на знаменитой «вечной молодости» фтм-трансов – мне тридцать лет, я выгляжу, как подросток, и, честно говоря, совсем не против им выглядеть до конца дней своих), дороже способности испытывать оргазм – не множественный, каким так знамениты женщины, а вообще любой. Никогда.
Возможно, я так решу. Похудею на сорок килограмм, чтобы сделать возможной операцию с точки зрения хирурга, и обману анестезиолога – рискну жизнью и совру ему, что можно давать мне общий наркоз (эти суки никогда не сделают операцию такой сложности под местным, я знаю). Возможно, социальная роль, которую я, по их мнению, лишь этой ценой получу право играть, окажется для меня когда-нибудь настолько значимей всех этих соображений – ах, оставьте! Здоровье? Какие, право же, мелочи!
Но, скорее всего, этого не произойдет никогда.
Карман мой сейчас приятно греет бумажка с надписью «Тестовирон». Шесть ампул по 250 миллиграмм, курс уколов на три месяца. Гормоны. В моей больничной кассе это лекарство отсутствует в списках субсидируемых; но это не так уж и дорого. Одна ампула сравнима по цене с одной поездкой к доктору – на трех автобусах четыре часа. Все шесть ампул и шприцы к ним составляют примерно треть от моего месячного пособия по социальному обеспечению.
Гуляй, гопота!
И это единственный внешний факт, который я могу рассматривать как реальную подвижку – за год. И то, еще неизвестно, как мой организм на них отреагирует – может и необратимыми изменениями в совершенно нежелательную для меня сторону, этого никогда нельзя знать заранее.
Но.
То, что я сделал за этот год внутренне – несопоставимо с кукушкиными слезками моей внешней жизни.
Впервые за тридцать прожитых лет я свел баланс своих потерь и приобретений в свою пользу. Жизнь человеческая есть мистерия и вот теперь я вижу, зачем в моей жизни было вот это всё. Каждое событие. Каждый прожитый год. Всё наконец встало на свои места.
Я доказал себе уже всё. Я научился себя уважать. И понимать, что самоуважение – этот тот камень, на котором я себя строю, на котором стою, и который должен быть непоколебим несмотря ни на что – ни на какие внешние обстоятельства. Ржавая шестерня, скрипнув, перескочила на следующий зубец. Мне больше никогда не упасть ниже того уровня, на котором я сейчас. А этот уровень, по крайней мере, намного выше, чем те, на которые я так исступленно любил падать ранее.
Меня испытали сумасшествием. Меня испытали тотальным унижением. Меня испытали общественной обструкцией. Я пережил всё это и стал лучше.
Это огромное достижение для меня.
Жаль, что оно не кончается смертью, но, по-видимому, мне в этом мире еще найдется занятие. И я даже знаю, какое. И я чувствую себя способным совершить всё.
А что может быть главнее, в конце концов.
А хэппи энда не будет, господа. Не ждите. Хэппи эндов вообще не бывает в жизни. «А потом они долго старились и умерли на горшке – в один день» - так, что ли? Я всегда буду уродом – даже если гормоны и совершат со мной чудеса, костяк у меня всегда останется таким – широким, приземистым, женским. Во мне всегда будет сто пятьдесят шесть сантиметров, тридцать девятый размер ботинок, и кисть моей руки всегда будет свободно пролезать в щель почтового ящика.
Я всегда буду выглядеть, как тяжелая гормональная патология – в любом случае.
В марте, да, в марте! Я расплачусь с долгами. Начну копить свои копейки – на новый рывок. Устрою себе педрильную стрижку на голове и пойду сменю в паспорте имя. Никто не позволит мне носить мое имя – никто не впишет в паспорт Артур. Мне придется менять свое женское имя, на которое пипал, открывающий мои документы, уже реагирует явно неадекватно, на нейтральное, не вызывающее шока и недоумения, позволяющее людям обращаться ко мне в том роде, в каком они пожелают. И это будет уже моя задача – заставить их выбрать то обращение, которого желаю я.
Но. Всё это такие частности. И такая фигня по сравнению с мировой революцией, которая происходит в моих мозгах )))
Как жаль, что я не могу рассказать вам всё! Или не жаль… ;-)

А с ушами у меня совсем смешно получилось, вот что. Оказывается, я постоянно так сильно сжимаю зубы, что суставы челюсти просто не выдерживают напряжения – суставы и мышцы ))) Вот и дает мне в уши постоянное щипание и щекотание! Я обратил внимание, после того, как доктор сказал мне, в чем дело – я действительно чувствую себя, как тот рекордсмен, который тянет по рельсам груженый вагон – в собственных зубах.
Время разжимать челюсти!
А то вон охранники в собесе при виде меня вытягиваются во фрунт и думают, что я полицейская и у меня в кармане наган ))) Без кобуры, потому что я такая крутая и стреляю, блядь, от бедра не раздумывая!
Ну, даже ножика я с собой, по счастью, не ношу… а обращение в ж.р. охранникам простительно – их положение обязывает сиськи восьмого номера замечать!
Другие уже давно почему-то не видят… А все правильно, надо морду кирпичом держать, а хвост (наган в кармане) – пистолетом!
И всё будет пиф-паф – ой, я хотел сказать, о-кей!

Впрочем, а что я вообще хотел сказать?
Tags: Как это делается в реале
Subscribe

  • (no subject)

    Просто так Решитесь смотреть - смотрите до последнего кадра.

  • (no subject)

    Нечаянно подумал, что уголовное "не верь, не бойся, не проси" и "бьют - беги, дают - бери" это, практически, полный канон…

  • (no subject)

    Кстати (некстати). Гениальный трэш-соус к пельменям под названием "всё лучшее сразу". Записывайте. Сметана, горчица, уксус, был бы хрен, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments

  • (no subject)

    Просто так Решитесь смотреть - смотрите до последнего кадра.

  • (no subject)

    Нечаянно подумал, что уголовное "не верь, не бойся, не проси" и "бьют - беги, дают - бери" это, практически, полный канон…

  • (no subject)

    Кстати (некстати). Гениальный трэш-соус к пельменям под названием "всё лучшее сразу". Записывайте. Сметана, горчица, уксус, был бы хрен, и…