August 5th, 2011

вместо основной

(no subject)

Вспомнилось, про тесты.
Обычно в длинных тестах время от времени встречаются вопросы на одну и ту же тему, причем, зачастую составленные из тех же самых слов, но в другом порядке.
И я понимаю, что это меня тестируют на "правдивость" предыдущих ответов, но что поделаешь, если я действительно правдивый, а вот корректный ответ на вопрос у меня реально правдиво варьирует в зависимости от того, как он сформулирован? Причем, в строгом соответствии с логикой.
При этом, я прекрасно помню, что вопрос подобного рода уже задавали, и какой ответ я на него дал тогда, но вот та самая проклятая правдивость не дает мне ответить то же самое на вопрос, который для меня имеет уже другой смысл.
"Имею ли я право? - Да, имеете. - Так, могу ли я? - Нет, не можете".
Примерно в таком разрезе.
Доктор, это Аспергер?

.....................
.....................
.....................

В тему (про собачек) вспомнилось, что у малознакомых людей, животных и некоторых предметов на меня почти с самого начала моего жизненного пути возникали три стандартных нестандартных реакции:
1. Когда я первым проявляю приязнь и дружелюбие (ака бегу с объятиями - ну, после пятилетнего возраста настолько буквальные практики я как-то прекратил), ответом немедленно следует очень жесткая агрессия вплоть до физической.
2. Когда я кому-нибудь по своей инициативе что-нибудь даю (яблоко, там, или информацию), одаренный, не веря происходящему, быстренько хватает полученное и, по возможности, отбегает как можно дальше, зыркая на меня через плечо злыми настороженными глазами - не бегу ли я за ним, не пытаюсь ли отобрать добровольно отданное? Это еще в случаях, когда человек, животное или предмет поверил, что я даю ему яблоко, а не яд и не череп, и информацию, а не... что у них там вместо информации? Наглая ложь с неопределенными целями?
3. Если я кого-нибудь бью (что бывает редко), то я уже сразу никого не бью. Это третье ваще пиздец достает, вот честное слово. Побиваемый немедленно, еще до первого удара, обмякает, белеет и признает свое полное и бесспорное поражение. Получается, как будто я какую-нить жидко набитую подушку третирую, она примерно так же сопротивляется. Естественно, я сразу же прекращаю. Что интересно, в школьные годы, когда меня била вся школа, это правило ни разу не сработало; как бы я ни оказывал сопротивление, всегда выходил полный низачот по очкам. Наверное, потому, что первым бить было надо. А я первым не собирался.

Вот. Возраст и половой статус тут совершенно ни при чем; история этих реакций начинается от детского сада, причем относительно пункта три я, к примеру, даже не помню свой первый случай - но вот то, что МНЕ бить никого и проявлять агрессию, особенно первым, вообще НЕЛЬЗЯ, табу это я ношу с собой как арестант гирю с тех самых пор, как себя помню.
Причем, не то, чтоб я был маньяк или внешность у меня в детском садике была особо маньячная (разве что, глаза странные); ничего такого. Я был няша, няша.
Но карма, сука, она всё равно...
Вот почему бы так могло быть, и как это можно изменить, а?

УПД: Все-таки, возможно, такая реакция как минимум отчасти вызывается феноменом "пещерной женщины" (имени благословенной памяти Дэвида Реймера), когда общепринятая картина мира настоятельно вырисовывает на моем месте образ, который принято относить к female, а подсознание вовсю орет: "Ты что! Если это женщина, то это какая-то пещерная женщина! Женщина-неандерталец! Беги скорее отсюдова, пока тебя тут с кашей не съели!"
А я что - я няша... я вообще выгляжу, как двенадцатилетний маменькин сыночек-жирдяй. Но это, если считать меня мальчиком, конечно. А, если я типа такая девочка, то я уже сразу ходячий пиздец и конец света. В школе еще с восьми лет искренне за шлюху считали, включая учителей, за манеру сидеть с раздвинутыми ногами и свободно высказывать свое мнение. Сидеть со сдвинутыми я учился несколько лет - и благополучно забыл с трудом нажитое умение, как только меня по нечаянности перестали за это шпынять. Перестать же высказывать свое отдающее неандертальскими пещерами мнение, когда его никто не спрашивает и вперед всех остальных мужчин (несмотря на грядущее наступление логических последствий по морде), я так никогда и не научился.

А улыбка у меня, суко, все-таки обаятельная.
И ниибет.