November 22nd, 2005

вместо основной

(no subject)

Библиотека Минобра - по последним сведениям, закрылась лавочка. Все, что осталось в моей влажной ладошке - оборванный кусочек бумажки с этим вот телефоном: По поводу библиотеки - звонить сюда
(095)925-11-09
Звоните!!!
вместо основной

(no subject)

История, которую ни в одной газете вы не прочтете.

Я уже писал где-то внутри, давно и в комментах, про товарища, который за развратные действия по отношению к девятилетней девочке получил от израильского правосудия суровое наказание – полгода общественных работ, три года условно и двадцать тысяч шекелей компенсации пострадавшей. В самый раз, чтобы опозоренной семье успеть сменить квартиру и убраться из этого - из его - района.

А вот как это делается, и не раз еще сделается в реале.

Рассказывает врачиха из афульской больницы Хаэмек: Из другого района страны к ним пришла на осмотр женщина, сбежавшая из дома с детьми после того, как застала мужа развлекающимся с их пятилетней дочкой. При осмотре девочки у нее нашли несколько разрывов влагалища. Картина была ясна. Пригласили еще одного врача, хирурга, для освидетельствования, сделали фотографии, приложили другие доказательства, оформили всё в медицинское дело. Вернувшись домой, мама рассказала второму ребенку о том, где была с его сестрой. Восьмилетний мальчик удивился, а почему ты не взяла туда и меня? Папа и со мной делал то же самое. Привели мальчика, и у него нашли, сфотографировали и задокументировали разрывы ануса.
Через несколько недель, когда врачиха уже и думать забыла об этом деле, пребывая в полной уверенности, что насильника обвинили и посадили, к ней обращается эта женщина, в слезах: Прокуратура закрывает дело за отсутствием доказательств. Как нет доказательств, вот они, никто не крал эти документы из архива, их всегда можно взять и предъявить в суде. Звонит в прокуратуру раз, звонит другой – ей не отвечают. Она сделала несколько десятков звонков, на самом деле, упрямая женщина. Ей говорят: а ты пошли факс – факт отсылки и получения факса можно доказать. Тогда прокурорша сама звонит ей и говорит: чего вы хотите? Вы кто такая вообще (начальница гинекологического отделения одной из крупнейших больниц Израиля), вы разве специалист? На что врачиха кротко так заявляет: пускай я не специалист, присылайте мне любого специалиста, я ему предъявлю документы, он пускай делает заключение. Тогда прокурорша снижает тон и начинает искать другие пути: ну вот скажите, разве девочка сама не могла себе туда запихнуть чего-нибудь?
Это, заметьте, не адвокат подсудимого, а прокурор, который ведет дело. Женщина.
В итоге, им так и не удалось добиться признания медицинского освидетельствования, произведенного в другом районе страны, дело закрыли, зато открыли другое дело, уже в гражданском суде, и обязали мать приводить детей к отцу на свидания. Да-да, прямо из убежища для потерпевших от семейного насилия. Дети были к тому времени уже в состоянии полной истерии и страха перед отцом – мальчик вырвался из лап социальной работницы и побежал прямо домой, один, без сопровождения, закрыл жалюзи и забрался под одеяло, и вся семья еще несколько дней дрожала от страха, а вдруг бывший "глава" их в убежище выследил.
Сегодня эта женщина живет на Севере, она потеряла все свои деньги, работу, жилье, сбережения отдала частному адвокату, а на жизнь зарабатывает побирательством. Но, по крайней мере, у нее не забрали детей.
И то хлеб.
Судопроизводство наше израильское делает всё для того, чтобы такие дела не доходили до зала суда, а, если семья или те, кто за ребенком стоят, совершают невозможное и все-таки добиваются рассмотрения заявления, лепят преступникам смехотворные сроки. Упоминаемый мной вверху случай не первый и даже не десятый из тех, что были когда-то у меня на слуху. А вот о таком вы ни по радио не услышите, ни в газете не прочитаете – информационного повода нет. О том, что существует система, сознательно опекающая и охраняющая от наказания педофилов. О том, что даже в случае имеющихся исчерпывающих для обычного дела об изнасиловании доказательств – педофилов и в этом случае выгораживают. Любыми методами, вплоть до дискредитации экспертов.
Объяснения этому факту у меня нет.
______________________________________

История была услышана сегодня из первых рук на семинаре «Способы помощи пострадавшим от сексуального насилия» в больнице Хаэмек.
Теперь этой семье помогает вот эта организация: http://hrcc.1202.org.il/
Важно знать, что у них существует линия быстрого реагирования как для женщин: 1202, так и для мужчин: 1203. Это филиалы в Хайфе, но они легко перенаправят вас и в тель-авивский филиал. Только звоните – кому нужно.
Они уверяют, что никогда ничего не предпринимают без желания того, кто к ним обращается - и ничего у него не спрашивают. Они всего лишь предоставляют человеку максимум возможностей в его ситуации. Обращаться к ним можно хоть через тридцать лет – для них, добровольцев, срока давности для насилия не существует.
Я верю, что там этим детям помогут. И с психологической реабилитацией, и с обеспечением их юридических прав.
Но вот же, блин, доколе… доколе. Я не понимаю, почему для данного уголовного преступления должна существовать круговая порука.

ПС: Эта… ни чинов, ни имен я, по своему обыкновению, не запомнил ))) Впрочем, найти начальницу отдела гинекологии Хаэмека, думается, не представляет никакого труда.